Баннер үчүн орун
 
Датасы боюнча жаңылыктар:
Октябрь 2019
19
Датасын жана спорт
түрүн тандаңыз →
Каалаган спорт түрүн тандаңыз
Башына
Болот Шамшиев: “Спорт высоких достижений требует серьезных вложений”
Улуттук түрлөрү30-май 2017-жыл, вторник. 09:44

Болот Шамшиев: “Спорт высоких достижений требует серьезных вложений”

История игры кок-бору уходит в глубь веков. Но современные свои очертания, правила игры, поле, тайказан были введены сравнительно недавно – 20 лет назад. О “своеобразном конном футболе”, как говорил Чынгыз Айтматов, нам удалось побеседовать с Болотом Шамшиевым, известным кинорежиссером.

Более подробно о симбиозе скачек и игры, включенной в программу Всемирных игр кочевников, читайте ниже в интервью.

– Как Вам пришла эта идея?

– Кыргызскому народу нужно было что-то особенное. Сельские ребята, которых никто не поддерживал, в том числе и в Бишкеке, не знали, чем  заняться. Это была моя частная инициатива. Я занимался бизнесом, у меня были деньги. И после окончания празднования юбилея Манаса в 1995 году я задумался: что же нужно сделать? Сама идея Олимпийских игр кочевников, которая сейчас развилась во Всемирные игры кочевников, возникла у меня еще в 1992 году. Все Олимпийские игры проходят по европейским видам спорта – таким как футбол, волейбол, баскетбол и т.д. Я предложил идею не в противовес, а в дополнение. В мире есть народы, которые только вышли из кочевого сознания.

В советское время на национальные виды спорта также никто не обращал внимания. “Кок-бору” и “Улак тартыш” были запрещены в то время и проводилось в частном порядке во время больших праздников, на тоях. Где-нибудь в горах – пожалуйста, играй, а вот в городе – нет. А все потому, что игра никак не была оформлена, не было четких правил. Всадники на праздниках могли выпить и пойти играть, этой дикой массой они могли поломать заборы, фонари, бывало, под копыта горячих коней  попадали дети.

Я увидел в этой игре возможности. Игрой можно было решить социальный вопрос – был бы досуг для молодёжи. Она была бы зрелищной, могла бы привлекать зрителей. Я начертил стадион для тартыша, придумал ворота, чтобы можно было измерить результат. А раньше в кок-бору не было никаких ворот, не было замкнутой территории. Участники игры могли ускакать на 5 километров, то есть они играли для себя, а надо играть на зрителя. Игру нового формата мог придумать только режиссер – человек, который имеет опыт контакта со зрителями и знает психологию зрителя. Я взял за основу игру аламан, в которую играли не командами, а отдельные всадники. В игре могли принять участие 1000 всадников, и каждый играл сам за себя. Я по кусочкам собирал из устных историй стариков информацию об играх кыргызов и создал эту игру. Моё авторское изобретение заключается в том, что я изобрёл тайказан, когда ты должен забросить улак. Когда у меня спрашивали, что такое улак, я отвечал: “Хочешь бешбармак – закинь улак в тайказан, будет тебе и бешбармак и куурдак”. Так я объяснял им суть игры. Также я хотел, чтобы это была командная игра. Вначале они играли 3 на 3, потом 7 на 7, а сейчас 12 на 12. Игра не должна стоять на месте, она должна развиваться, но суть при этом должна оставаться неизменной.

– А в чем заключается эта суть?

– Для чего вообще игра создавалась? Для того, чтобы по этим же правилам играли в Алматы, в Ташкенте, в Пакистане, в Америке… Олимпийские игры сразу же развалятся, если не будет единых правил, единых требований судейской коллегии. Поэтому мне досадно слышать, что Федерация кок-бору в Казахстане решили придумать свои правила. Мы не можем никому ничего запрещать, делайте что угодно. Но этим мы разрушаем единое пространство нашей великой игры кочевников. Мы 20 лет потратили на распространение этих правил. Суть не в том, мои это правила или чужие. Важно, что они едины для всех.

– Вы упомянули эпос “Манас”. Вы оттуда брали какие-то идеи?

– В советское время существовало Добровольное общество содействия армии и флоту. Кок-бору – это подготовка нашей молодёжи службе в армии, укрепление обороноспособности нашей страны. Мы должны понимать, что мы находимся в окружении враждебных террористических организаций, угрожающих нашим границам. Мы должны создавать конные палатки. Наша армия – ракета и танки, но ведь танки в горах не пройдут. То есть мы должны готовиться к обороне с учетом природных особенностей нашей страны. Поэтому кок-бору должен преподаваться в школах. Игра должна быть в каждом айыле. У нас 2500 айылов, если в каждом айыле будет хотя бы по 10-20 всадников, то у нас будет 25 000-ная конная армия. Главное, что ребята через игру тренируются, мужают, формируется новый тип молодежи – закаленные, мужественные, храбрые, готовые сражаться за свою Родину.

– То есть в игре заложена ещё и идея укрепления патриотического духа?

– Это национальный патриотический проект, это оборонный проект. Я заложил сюда метафору нового Кыргызстана. Конь – это крылья человека.

– Насколько актуальна игра для современного Кыргызстана? Какова  перспектива ее развития и распространения?

– Когда мчатся машины, мы видим только железки. Другое дело, когда скачет всадник. Мы видим слияние человека с лошадью, с самой природой. Вспомните греческую мифологию. Древние греки, увидев саков, предков кыргызов, подумали, что это кентавры – полулюди-полукони. Мы должны помнить, что человек без животного мира – никто.

– Какие трудности преодолела игра за эти 20 лет?

– Всё было довольно легко с самого начала. Первое, на что я обратил внимание, – безопасность. Игра сама по себе очень экстремальная и опасная. Нужно было обезопасить игроков. Мы же играть собираемся, а не убивать друг друга. Поэтому я придумал клятву, чтобы ребята, которые приехали из айыла, чистые душой, не привыкшие хитрить, оставались такими же. Кок-бору – сейчас это коммерческий спорт, ребята играют на деньги. Нужно, чтобы коммерция не убила в них честность, чтобы они придерживались клятвы. Я был уверен, что в этот вид спорта придут гигантские денежные ставки. В первом марафоне в 1995 году приняли участие 20 всадников, призовой фонд тогда составил 1 000 000 долларов! И тогда один кыргыз, который жил в Штатах, сказал, что я сумасшедший. Но позже, когда мы с ним связались, он извинился. В Америке призовые фонды составляют по 10 000 000. Мы тоже до десяти миллионов доживем. Спорт высоких достижений требует серьезных вложений и времени.